Журналисты проанализировали самые громкие депутатские скандалы и выделили топ-10 способов, благодаря которым народные избранники ускользают из рук Фемиды. Есть у них неприкосновенность или нет — не имеет никакого значения.

Снятие неприкосновенности с народных депутатов стало для украинцев настоящей «победой». И это неудивительно, ведь столько лет, от выборов к выборам, наши политики убеждали: депутатский иммунитет является причиной почти всех наших бед. Исчезнет неприкосновенность — и наконец заживем!  И вот, за что депутаты боролись, на то и напоролись — неприкосновенность таки сняли, пишет проект УП Вибори. Но действительно ли это надежный способ посадить преступников из Верховной Рады?

Борислав Розенблат, Игорь Мосийчук, Александр Онищенко, Вадим Новинский — это далеко не полный перечень народных депутатов, которые «засветились» в коррупционных и криминальных скандалах и были лишены парламентского защиты. Однако, несмотря на это, ни один из этих и других «прикосновенных» депутатов так и не «сел» за решетку.

Все потому, что есть куча способов «обойти» украинское законодательство и выйти сухим из воды, — убеждают спецпроект «Выборы выборы» и партнер Юридической компании «Миллер» Алексей Носов.

Поэтому вместе с экспертом мы проанализировали самые громкие депутатские скандалы и выделили топ-10 способов, благодаря которым народные избранники ускользают из рук Фемиды. Есть у них неприкосновенность или нет — не имеет никакого значения.

Способ 1. Свои люди везде

Прежде чем начать сознательно нарушать закон, каждый профессиональный «разбойник», как правило, находит «своих людей» в соответствующих органах. Чем их больше — тем лучше. Прокуратура, суды различных инстанций, другие следственные органы или даже экспертные центры — связи способствуют тому, чтобы преступление осталось нераскрытым или вина — недоказанной. Если нет своих людей, заводят друзей, где такие связи есть.

«Надо иметь своих людей в органах, или иметь людей, которые имеют своих людей. Те же профессиональные юристы, они имеют определенные связи. Если депутату, милиционеру, любому высокопоставленному должностному лицу будет известно, что на него планируется уголовное дело или зарегистрировано уже уголовное производство по факту его определенных действий, то он с помощью юристов или собственных идей может уже строить какую-то стратегию — не являться, не получать процессуальные документы, бежать за границу, влиять на свидетелей, если ему известны их данные» , — объясняет Алексей Носов.

Способ 2. Не получать подозрение

Основной способ затормозить следствие уже на начальном этапе — не получать сообщение о подозрении.

Ранее у депутатов была специальная процедура — генпрокурор формирует представление о привлечении к ответственности, передает его в парламент, где подозреваемый должен предоставить объяснения. Но зачем, если можно просто заранее узнать о вручении подозрения?

Именно так, похоже, совершили бывшие депутаты Александр Вилкул, Сергей Дунаев и Дмитрий Колесников, когда их подозревали в злоупотреблении служебным положением. Они просто не приходили на работу в парламент.

 

Александр Вилкул

Снятие неприкосновенности, конечно, обходит необходимости получать согласие на привлечение от Верховной Рады. Но это не помешает депутатам, как и раньше, заранее знать о делах против себя и уехать, например, за границу, конечно же, предупредив своих юристов, что получать подозрение им тоже — нельзя.

«Лицо считается подозреваемым, в отношении него можно избирать меру пресечения, направлять дело в суд с обвинительным актом, собирать доказательства его вины, когда лицу объявлено о подозрении. Оно должно его получить. Очень исключительные случаи, когда подозрение направляется по адресу заочно. То есть без получения лично. В данном случае основной способ избежать наказания — это просто узнать о том, что планируется привлечение к уголовной ответственности», — комментирует Алексей Носов.

Способ 3. Занести деньги

Напоминаем, что несмотря на снятие неприкосновенности, коррупцию в стране мы все же не побороли. Поэтому для коррупционеров деньги до сих пор остаются эффективным способом избежать ответственности.

«Основным способом избежать ответственности, к сожалению, в нашей стране остается коррупция в правоохранительных органах. Поэтому, независимо от наличия или отсутствия депутатского мандата, лицо, у которого есть деньги, —  а у депутатов в основном они есть, — может избегать ответственности»,- рассказывает Алексей Носов.

Справедливости ради добавим, что деньги берут не только правоохранители. Сумма и уровень, на котором практикуют подкуп, зависит от широты знакомств и толщины кошелька подозреваемого. Также имеют значение аппетиты следователей, судей или прокуроров.

Эту информацию подтверждает наш источник в правоохранительных органах.

По его данным, о найденных в бардачке авто наркотиках часто готовы забыть за плату от 1,5 до 3 тысяч долларов прямо на месте.

Если же кто-то позарился на землю и незаконно строит свой дом ценою 100 твсяч долларов, придется заплатить тысяч 30-50.

Если суд первой инстанции не благосклонен к нарушителю закона, вопрос пытаются решать в апелляции за 15-20 тысяч долларов.

Если украли у государства — сумма также зависит от размера кражи.

Посредникам, как правило, тоже приходится приплачивать.

Способ 4. Влиять на свидетелей

Мы перешли к тем способам, которые актуальны на стадии расследования и судебного процесса. Одна из уязвимых сторон следствия — свидетели. Как минимум потому, что их можно придумать и бесконечно приглашать для заслушивания в судебном зале. Судья не может в этом отказать, а если откажет — актуализируется описанный ниже способ.

Также подозреваемые могут влиять на действующих свидетелей. К примеру, запугивать или задабривать. Впрочем, в некоторых случаях злоумышленники не гнушаются и дерзкими способами. А если преступнику удастся договориться с потерпевшими, и те скажут о нем доброе слово в суде, то следует ожидать, что это тоже может повлиять на решение суда.

«Много было случаев, когда свидетелей убивали, или подкупали, или они исчезали вообще. В данном случае в нашей стране идет война, и ничто не мешает вывозить свидетелей в зону АТО. То есть вариантов много, и все они зависят исключительно от уровня морали, страха за жизнь и дальнейшее будущее»,- комментирует Алексей Носов.

Способ 5. Выйти под залог

Следует заметить, сам по себе мера пресечения в виде залога не является плохой. Ведь она предусматривает внесение определенной суммы средств вместо пребывания в следственном изоляторе и в придачу — соблюдение определенных обязательств. При этом человек остается на свободе.

Но если человек достаточно дерзок и чувствует запах жареного, то именно залог — хорошая возможность бежать за границу, коммуницировать со свидетелями или скрывать доказательства своих деяний. Стоит также добавить, что когда исчезает резонанс по поводу громких дел, и они перестают быть интересными, меру пресечения могут и не продлить.

«По делу Бориса Розенблатта орган досудебного расследования инициировал вопрос о привлечении его к ответственности, но ему была избрана мера пресечения в виде залога. Это якобы была гарантия того, что лицо будет выполнять возложенные на него обязанности. Залог была оплачен, ему надели электронный браслет. Активные действия по уголовному производству были именно в момент, когда был резонанс, когда об этом писали в средствах массовой информации. Затем прошло некоторое время, срок действия решения об использовании электронного браслета истек, никто ее не продлил», — п игадуе Алексей Носов.

Способ 6. Заболеть

Чем не могут похвастаться украинские чиновники, то это крепким здоровьем. Нередко только на их пути попадается стрессовая ситуация в виде подозрения в преступлении или того хуже — суд, они начинают болеть. Или нет, но это еще надо доказать. Среди очень больных политиков не плохо вспомнить Геннадия Корбана, Романа Насирова или Игоря Мосийчука.

 

Роман Насиров

«Болезнь не препятствует вручению подозрения. Если лицо способно руководить своими действиями, понимает, что она делает, то о подозрении можно сообщить. Но одно из оснований остановки уголовного производства или остановки осуществления следственных действий является именно болезнь, подтвержденная соответствующим медицинским заключением. Поэтому для того, чтобы затянуть сроки, придумать что-то или бежать, они болеют, а затем в суде пытаются доказать, что это была именно болезнь, а не какое-то выдуманное пребывания в больнице», — рассказывает Алексей Носов.

«Возможен еще вариант, когда ставится под сомнение вменяемость человека. То есть, он в силу своего психического расстройства не был способен понимать значение своих действий и руководить ими. Здесь вообще человек освобождается от уголовной ответственности. Но это не история о народных депутатах — обычно таким образом от ответственности у нас освобождаются больные шизофренией», — добавляет директор Центра психического здоровья и мониторинга наркотиков и алкоголя Минздрава Украины Сергей Шум.

На безумие в прямом смысле ни один из депутатов никогда не шел, ведь это окончательно поставит крест на их карьере. А вот язва желудка или инфаркт миокарда — это не так страшно. Главное — скрестить пальцы за спиной и вызвать сочувствие, по меньшей мере у своего электората.

Способ 7. Растянуть удовольствие

Помните почти 800 страниц обвинительного акта Насирова? А затягивание и срыв заседаний адвокатами Владислава Мангера? А срыв суда защитой Януковича? А агрессивные восклицания и отводы Юрия Крысина? Все это хорошо знакомая техника затягивания судебного процесса.

«Европейские стандарты очень много позволяют, особенно в отношении способов и методов защиты обвиняемого. Поэтому защитники могут использовать почти любые способы для защиты. И в этом праве их невозможно ограничить», — объясняет Алексей Носов.

 

Владислав Мангер

К методам затягивания принадлежат перечисленные выше вызовы свидетелей и экспертизы, а также многочисленные ходатайства, отводы прокуроров или судей, апелляции.

«Каждая ошибка судьи записывается адвокатами и подается адвокатами. Даже формальная, даже если все понимают, что там все нормально было исследовано. Не предоставил слово, не удовлетворил ходатайство, не в том порядке дал высказаться адвокатам, все — апелляция, а она может затянуть производство еще на несколько лет», — добавляет Носов.

По словам адвоката, растянуть судебное разбирательство можно до 10-15 лет, после чего лицо автоматически могут освободить от ответственности.

Способ 8. Профнепригодность правоохранителей

Иногда для того, чтобы избежать ответственности действительно можно ничего не делать. За злоумышленника это могут сделать непрофессиональные работники органов досудебного расследования. К сожалению, не все из них добропорядочные и ответственно делают свою работу. Каждая ошибка следствия в зале суда будет наголову разбита адвокатом.

«Основной вопрос доказывания в уголовном процессе — это принадлежность и допустимость доказательств. То есть они были получены надлежащим и законным путем и действительно подтверждают определенный факт. Если имеют место нарушения во время проведения самого досудебного расследования, то при внимании защитника обвиняемого это также можно разбить. Даже если де-факто мы понимаем, что лицо виновно, однако у нас нет фактических доказательств этого, то лицо оправдывают»,- объясняет Алексей Носов.

Конечно, о непрофессионализме можно и договориться. За отдельную цену недобросовестные правоохранители могут намеренно совершать ошибки в документах или, например, нарушать процедуры при обыске. Но для этого уже нужны или связи, или деньги, или то и другое.

Способ 9. Назначать экспертизу

Этот метод затягивания надо выделить среди других. Назначение экспертиз применяется защитой не всегда для того, чтобы действительно оправдать подсудимого. Даже если речь не идет о подкупе экспертов, этот способ все равно себя оправдывает, ведь выигрывает много времени.

«Хороший способ затягивания любого судебного процесса — это назначение экспертизы. Потому что экспертных учреждений основных в Киеве два — это КНИС и НИЭКЦ, и у них очень большая загруженность. Органы досудебного расследования — Национальная полиция, НАБУ, ГБР, органы прокуратуры — все назначают экспертизы. и когда суд удовлетворяет ходатайство стороны защиты о назначении любой экспертизы, это оттягивает расследование на полгода-год. А через полгода-год может свидетель пропасть, может доказательство пропасть, испортиться или потеряться. И поэтому основным способом, если уж чиновник дотянул процесс привлечения к ответственности аж до судебного разбирательства, то уже в судебном разбирательстве основной способ — это затягивание процесса», — комментирует Алексей Носов.

Способ 10. Под покровом адвоката

Профессиональные защитники бывают разные, впрочем, не воспользоваться непрофессионализмом следователей, пожалуй, не может никто. Как мы уже писали выше, есть немало способов избежать или оттянуть ответственность. Часть из них вполне корректны, а некоторые — требуют немного дерзости.

«Хороший, профессиональный, немножко наглый адвокат может с помощью того, что следователи не понимают всех положений закона, ввести в заблуждение органы следствия, давить на них профессиональными знаниями, опытом, даже говорить неправду о том, что он работает на месте обыска. И это также позволяет определенные вещи, которые отыскиваются, спрятать, уничтожить, забрать. Адвоката обыскать не могут. Обыскивают помещения — адвокат может флешку с необходимыми файлами, например, забрать, положить в карман»,- рассказывает Алексей Носов.

Как видно из опыта, снятие депутатской неприкосновенности это вовсе не гарантия того, что коррупционеры или убийцы с мандатом получат по заслугам.

Однако благодаря популизму и предвыборным обещаниям политиков неприкосновенность стала красной тряпкой для избирателей. Поэтому Владимир Зеленский и «Слуга народа» отменили депутатский иммунитет, чтобы добавить новые баллы к своему рейтингу.

В нынешней ситуации, когда власть все больше концентрируется в одних руках, снятие депутатской неприкосновенности несет определенные угрозы. Отсутствие иммунитета усиливает возможности президента и его Офиса контролировать своих «непослушных» нардепов через руководство силовых структур и Генпрокуратуру.

«Под раздачу» также могут попасть политические оппоненты власти и оппозиционеры, среди которых не только одноименные партии, но и проевропейские силы. Без реальных гарантий защиты от уголовного преследования оппозиция не будет средством сдерживания власти от злоупотреблений.

К тому же, условия, при которых с нардепов сняли неприкосновенность, немного, так сказать, импотентные — ведь эта норма прописана только в Конституции. Поэтому, если будет политическая воля, одних нардепов можно «посадить» очень быстро, а с другими процесс можно «затянуть» — как видите выше, все возможности для этого есть.

Надеяться можно только на ответственность и сознание народных депутатов, в том числе из монобольшинства.

Дарья Рогачук, Надежда Суха