“Смотрю я на Гончарука и хочется, как страус, спрятать голову в песок”. Что говорят о премьере в его родном городе

“Смотрю я на Гончарука и хочется, как страус, спрятать голову в песок”. Что говорят о премьере в его родном городе
37903 ПЕРЕГЛЯДІВ

Ни дверей, ни замков, ни перегородок. Четыре дырки в полу и ноль шансов на приватность. Зато есть окно. 

Так выглядит туалет в городнянском лицее №2.

Уборщица старательно намывает хлоркой пространство. Уборная сияет чистотой, запах бытовой химии смешивается с испарениями выгребной ямы, закупоренной белой ребристой сантехникой.

Когда-то все школьные туалеты выглядели именно так. Но в последнее время уборные во многих школах переоборудовали, дополнив их перегородками, но не тут.

Уборная в школе, где учился Гончарук. Фото: Страна

Именно здесь, в лицее №2 в Городне Черниговской области, когда-то учился украинский премьер Алексей Гончарук.

Три месяца назад, когда 35-летний Гончарук только возглавил Кабмин, эта ничем не примечательная украинская глубинка стала центром новостей. Его школьные педагоги с восторгом показывали журналистам детские фото Алексея и аттестат с оценками не ниже “10”: мол, Гончарук всегда был прекрасным учеником – и премьером станет не хуже.

Через несколько дней будет ровно 3 месяца как Гончарук стал премьер-министром. А еще чуть позже – и первые 100 дней его правительства.

И за это время настроения в городе кардинально изменились.

Эйфория быстро прошла. Монотонные будни украинской глубинки оголили все те проблемы, которые остаются нерешенными много лет: высокие тарифы, низкие зарплаты и пенсии, отсутствие рабочих мест.

В разговорах со “Страной” местные признаются: когда выходец из Городни стал премьером, город затаил дыхание: неужели что-то изменится? Но прошло почти 100 дней. Воздух кончается. А с ним – и терпение.

Теперь городнянцы неохотно впспоминают о Гончаруке. Впрочем, это взаимно.

В официальной биографии премьер-министра не упоминается Городня. Сам Гончарук тоже предпочитает не говорить о том, что родился и вырос в маленьком приграничном городке в Черниговской области.

“Страна” отправилась в родной город Алексея Гончарука, чтобы напомнить читателям и самому премьер-министру о том, чем живет, а точнее, как медленно умирает, его малая родина.

Витребеньки – вместо Дома культуры

Городня – типичный провинциальный украинский городок с населением 12 тысяч человек, о чьей древней истории сегодня напоминает разве что строчка в “Википедии” и выставка в местном музее.

– Раньше в Городне дислоцировался 703 учебный авиационный полк. Военные жили в отдельном микрорайоне – военном городке. Там вырос и Алексей Гончарук, его отец был военным, в начале 2000-х он погиб в автокатастрофе, – рассказывает “Стране” директор историко-краеведческого музея Городни Ольга Смаль.

Она подводит меня к большому стенду, на котором на выцветших от старости фотографиях показано прошлое Городни.

– Авиационная отрасль активно развивалась, у нас тут и аэродром свой был. Большинство космонавтов, в том числе Леонид Каденюк, проходили практику и взлетали в небо с нашего аэродрома, – с гордостью вспоминает Ольга Геннадиевна.

После распада Советского Союза летное училище и аэродром закрыли, а взлетно-посадочную полосу разобрали на плиты. Власти объясняют закрытие аэродрома тем, что он находился слишком близко к государственной границе.

Остальные предприятия города в 90-е тоже стали увядать один за другим. С тех пор жители, в основном, выживают благодаря тому, что продают на базаре домашние продукты. Молодежь же массово уезжает на заработки в ближайшие Киев, Чернигов или за рубеж. Всего в нескольких десятках километров – граница с Беларусью и Россией.

Дом культуры. Это маленькое обветшалое здание, которое когда-то было главным развлекательным центром Городни, местные называют “символом всего происходящего в стране”. Фото: Страна

Когда-то процветавший Дом культуры сегодня от безденежья вынужден сдавать помещения в аренду под магазин с красноречивым названием “Витрибеньки”, где продают бытовой хлам задешево.

Вахтерша Дома сидит, укутавшись в пуховой платок – профессиональная привычка человека, который подолгу просиживает в холодном помещении. На улице уже темнеет, но освещения в холле нет. Когда я вхожу, вахтерша от скуки решает кроссворды. Я чуть ли не первый посетитель за день.

Вахтерша Люба сдвигает на край носа свои очки с толстыми линзами, внимательно меня разглядывая. Признается: собеседников у нее не много – сюда уже редко кто ходит на концерты. Так что женщина с радостью хватается за возможность излить душу приезжему журналисту.

– Зарплату бы повысили. Да за газ, за свет шоб меньше денег брали, – так вахтерша по имени Люба описывает свои ожидания от премьер-министра, своего земляка.

– Я получаю 2600 грн – попробуйте на такие деньги жить! Даже несчастную минималку не платят. Нас урезали, перевели на 6-часовой рабочий день и 0.75% от ставки, – жалуется Люба.

– Почему же вы соглашаетесь работать в таких условиях? – Задаю вопрос.

– А работать-то больше негде! В Городне раньше столько предприятий было – и маслозавод, и завод “Агат”, где телевизоры производили. И пищевой комбинат, помню, такие пряники там вкусные делали, и фарворовый завод, и авиабаза. Все развалили еще в 90-е. Многие из наших давно в Польшу работать уехали. Я бы тоже поехала, да уже здоровье не то.

Зато сейчас, говорит вахтерша Люба, в Городне процветают “частники” (частные предприниматели – Ред.).

– Смотрите, у нас тут аптека одна на одной – а на кой черт они, когда не за что лекарства купить?! Кафетерий, тренажерный зал, магазин “Витребеньки” – видите, это Дом культуры у нас! Такая у нас культура! В аренду сдаем залы, бо денег нема. Что вам еще сказать про Гончарука? Вот такой наш земляк. Хай керує.

Застенчивый “ботан”. Что помнят о Гончаруке в его школе

На первый взгляд Городня мало похожа на город, скорее – большое село. Большинство людей живет в обветшалых одноэтажных хатах с покосившимися деревянными заборами. В этих же хатах предприимчивые городнянцы наладили бизнес. Выживают, как могут: торгуют одеждой и обувью (вывеска обещает – все от 37 грн), косметикой и даже оптикой – едва ли не на каждом заборе жилого дома красуется вывеска какого-то магазина.

Так выглядит магазин оптики в Городне. Люди здесь живут в основном в одноэтажных старых хатах. Фото: Страна

Самое высокое здание в городе – четырехэтажный лицей №2, где в свое время учился нынешний премьер.

С тех пор в его школе мало что изменилось – разве что обновили краску на парадных дверях. С приходом осени с деревьев опадают листья, а с фасада школы – пожелтевшие кирпичи. В коридорах сквозняк. Морозный ветер срывает щепки со старых деревянных окон, которые все никак не заменят стеклопакетами – денег нет.

На стенах – цитаты из поэзии Тараса Шевченко, пейзаж с утками на озере и орнамент вышиванки: судя по стилю и местами облезшей краске, остались еще с ранних постсоветских времен.

На стене над кабинетом директора часы всегда показывают ровно “девять”. Кажется, время здесь действительно остановилось.

Дети ездят в школу на советских велосипедах, взрослые – на советских “Жигулях”. Изредка по дороге проезжает одинокая старая “Волга”– тут их еще можно встретить. На улицах мало людей, особенно молодых, и особенно мужчин – уехали на заработки, объясняют местные. 

Уже к трем часам дня город пустеет, на местном рынке собирают вещи последние продавцы. Темнеет. На ухабистые дороги опускается туман, густой, как сметана. Кажется, будто гуляешь по городу-призраку.

Не верится, что здесь, среди этой нищеты и заброшенности, родился и вырос премьер-министр Украины.

Так и не скажешь, что это школа, откуда вышел второй человек в стране. Если портрет Владимира Зеленского висит на “доске почета” в криворожской гимназии №95, где учился президент, то о Гончаруке в лицее Городни визуально ничего не напоминает.

Его портрет детства можно составить только со слов Надежды Болох, учительницы музыки и по совместительству депутата местного горсовета от “Батькивщины”.

Болох помнит Гончарука лучше других педагогов – была его классной руководительницей. Она и сейчас хранит некоторые школьные снимки, на которых запечатлен ее знаменитый выпускник.

Фото Гончарука с классом, 2000 год. Алексей – посредине в первом ряду. Фото: Страна

– Гончарук всегда был очень правильный, – вспоминает Надежда Владимировна. Говорит, что будущего премьера интересовала только учеба, а после школы он всегда сразу шел домой.

– Он не был лидером, но был оратором. Любил блеснуть. Мог на уроке задать учителю провокационный вопрос, на который уже сам заранее знал ответ, – отмечает педагог Гончарука. – Он не столько хотел учителя поставить в неудобное положение, как хотел, чтобы его заметили и оценили его эрудицию. Не всем в коллективе это нравилось, скажем так. Дети называли его “профессор”. “Гончарук-профессор”, говорили они.

Классный руководитель Алексея Гончарука – Надежда Болох, – и сама с 2005 года в политике: она депутат четырех созывов местного горсовета (от партии “Батькивщина”). Фото: Страна

Гончарук часто ходил на олимпиады по правоведению. А вот в школьной самодеятельности участвовал неохотно. В этом он тоже отличается от своего начальника – президента Владимира Зеленского: тот, по воспоминаниям учителей, с детства всегда сам рвался на сцену (подробнее о детстве Зеленского читайте в специальном репортаже “Страны”).

Гончарук же ни музыкой, ни танцами, ни КВН не увлекался.

– Гончарук в детстве был в общем-то таким же, как сейчас, – вспоминает директриса лицея №2 Светлана Хоменко. – Серьезным, умным. Старательным, учиться любил. Окна не бил, не прогуливал. Его уважали. Удавались ему все предметы. Но раз потом пошел на юридический – значит, ему ближе были гуманитарные науки. Хотя учительница математики рассказывала, что и с цифрами он “дружил”.

Светлана Хоменко с гордостью демонстрирует “Книгу выдачи аттестатов” с оценками будущего премьера – там одни “11” и “12”. Самая низкая оценка – единственная “10” по “Военной подготовке”.

– Уже когда пошли слухи, что Гончарук может стать премьером, мы тут все, конечно, за него кулачки держали! Это же наш выпускник, и такая должность серьезная. Он – наш! Гордимся, – говорит директор лицея.

Аттестат с оценками Алексея Гончарука. По словам учителей, он был скорее гуманитарий, чем технарь. Фото: Страна

– Помню, Гончарук в школе был низенький, даже ниже меня, – говорит Надежда Владимировна. – А когда он через год после выпуска приехал к нам в школу на 9 мая, я его не узнала. “Надежда Владимировна, а что вы не здороваетесь?” Слышу голос Гончарука и не могу понять, где он. А потом поднимаю глаза, а я ему до пупка еле достаю! Не знаю, что надо было есть и пить, чтобы за год так вырасти!

Судя по воспоминаниям учителей, в школе Гончарук был типичным “ботаном”: низкорослый, застенчивый, но умный парень, легко откликающийся на фразу “дай списать”. И хотя одноклассники за это Гончарука не “гнобили”, его трудно назвать душой компании. Педагоги вспоминают, что у него не было близких друзей. Как, в общем-то, и врагов – он со всеми общался ровно.

При этом учителя ни разу не видели Алексея на свидании.

– Лешу я с девушкой не помню, – признается Надежда Болох. – Ему как-то все равно было – девочка, мальчик, – он общался со всеми. Но ни с кем не сближался. Не было у него близкого друга. И девушки не было.

– А как же первая школьная любовь?

– Нет. Я сама об этом Лешу спрашивала. Он говорил, что у него на отношения времени нет, он учится, – размышляет Надежда Владимировна, и добавляет с улыбкой:

– Знаю я, почему вы меня о первой любви Гончарука спрашиваете. Я эти сплетни все читала в интернете, – говорит Надежда Болох, видимо, намекая на слухи о нетрадиционной ориентации премьера.

– Как думаете, это правда?

– Нет. Не похоже на него. Он таких нетрадиционных наклонностей не проявлял. У него просто мало опыта в общении с девушками, он это в свое время упустил, постоянно за книжками сидел. Поэтому такой застенчивый.

Отец – в партии Медведчука, мать – в Европе, брат – в Чернигове

Нынешний премьер родился в 1984 году в семье военного и медсестры. По словам учителей, Гончарук рос в интеллигентной и довольно обеспеченной семье. В школе вспоминают, что он был одним из первых, у кого появился дома компьютер и интернет.

Его отец, Валерий Гончарук, после военной службы занимался бизнесом и политикой. Он был замсекретаря областного комитета Социал- демократической партии (объединенной), которую возглавлял Виктор Медведчук, а в 2002 году даже пытался пройти от нее в парламент, но мандат не получил.

Через год отец Гончарука погиб в автокатастрофе. Мать вынуждена была поехать на заработки в Европу. Алексей с младшим братом Олегом к этому времени тоже уехали из Городни.

Юный Алексей Гончарук, на фото – второй слева. Фото: Страна

На вопрос, как выходец из провинциального городка смог стать премьер-министром, Надежда Болох коротко отвечает: это у Гончарука в отца:

– Отец у него был такой напористый, настырный, всегда “в верхах крутился”. Вот и Леша из таких. Мама у них была мягкая, медсестрой работала у нас в школе какое-то время. Младший брат Алексея, Олег, больше в маму пошел. Он тоже в нашей школе учился, на год младше Леши.

– Они с Алексеем были похожи?

– Совершенно разные, – отвечает Надежда Владимировна.

Олег, по ее словам, был типичный “середнячок”: нравится предмет – выучил, не нравится – нет.

– У Леши такого не было, Леша был ботан. Не знаю, что бы с ним было, если бы он чего-то не знал. Принципиальный, отличник. У него всегда все по полочкам. Не было такого, чтобы Гончарук чего-то не выучил, схитрил, списал.

– А какие отношения были между братьями? – уточняю.

– Леша с Олегом были не особенно близки. Не конфликтовали, просто как братья общались. Домой, помню, вместе ходили. В общем-то были дружные. Но разные.

Сейчас Олег Гончарук живет в Чернигове. Надежда Болох говорит, что, скорее всего, это именно про Олега Гончарука недавно писали в СМИ о том, что семья премьер-министра задолжала за коммуналку более 21 тысячи гривен.

– Может, они отношения и поддерживают, я не знаю. Вероятно, у Олега проблемы какие-то, может он не зарабатывает столько денег, чтобы долги погасить. Но и мы же не зарабатываем, но за коммуналку заплатить – это же святое! Да и почему Алексей ему не помог – для меня непонятно.

“Одну-единственную больницу и ту закрывают”

В Городне нет ни хлеба, ни зрелищ. Но недавно появилось новое развлечение – обсуждать новости об Алексее Гончаруке.

Городня – хоть и глубинка, но продвинутая. Бабушки на здешнем рынке в курсе всех событий покруче столичных политтехнологов, и готовы поддержать разговор на любую тему. Тем более, что объект сплетен – их земляк.

Здесь все в курсе и про то, что брат Гончарука задолжал за коммуналку. Общее настроение: они платят, а брат премьера – нет! Как так?!

Знают местные и про скандальный поход премьера на концерт неонацистской группы “Сокира Перуна”.

– Когда становишься публичным человеком, такие вещи надо продумывать. Хотя я не считаю, что он поклонник этих взглядов… Но зачем он заигрывает с этими людьми? Пропустил гол в свои ворота, – возмущается директор лицея №2 Светлана Хоменко.

Многие помнят, что Гончарук занимался реформами в правительстве еще при Порошенко, а в итоге стал премьером в правительстве Зеленского. Как? У городнянцев нет ответа. Это тоже не добавляет ему доверия в глазах земляков.

В оценках деятельности Гончарука жители Городни разделились на два лагеря. Оптимисты считают, что еще рано делать выводы (“он еще ничего толком сделать не успел, дайте время”). Вторые считают, что времени было достаточно, но Гончарук не воспользовался им.

Уже после обеда на рынке в Городне почти не остается продавцов – нет покупателей. Фото: Страна

После двух часов дня рынок Городни уже сворачивается – покупателей нет. На приезжих расчета нет – вряд ли какой-то турист забредет в такую глубинку. Молочку распродали еще утром, на прилавках остались одни консервы да макароны. Я застаю на месте двух оставшихся продавцов.

– Ничего не меняется, никаких улучшений. Наоборот людей загоняют все дальше в угол. Сейчас опять тарифы на коммуналку повышаются. А в магазинах как дорого все! – Возмущается Алла Николаевна, которая продает консервы. Ей уже за 60, но она каждое утро приезжает сюда из соседнего села. Говорит, торговать приходится, потому что на одну пенсию не проживешь.

У нее сегодня плохая выручка, поэтому у нее вдвойне плохое настроение.

– Городня практически уже развалена. Молодежи работать негде. Одну-единственную больницу на весь 19-тысячный район – и ту закрывают. Ближайшая – в Чернигове. Это час езды. А как туда человек старенький сам доедет? Где он 70 гривен на дорогу найдет? Роддома своего в Городне нет. Рожаешь – будь добра, едь на маршрутке в Чернигов. Повезет, если по дороге не родишь!

Продавщица за соседним прилавком пакует остатки домашней снеди в старую “кравчучку”. Она выглядит повеселее своей коллеги – сегодня, видимо, торговля шла хорошо. Она подхватывает наш разговор:

– А знаете, как теперь можно лекарства получить по программе “Доступні ліки”? Только с 9 до 5 в будние дни. А в выходные дни по бесплатному рецепту – дуля вам под нос. Не хочешь, иди покупай за свои деньги. На это наверно и расчет.

– Подделки лекарств – частое дело, – добавляет Анна Николаевна, складывая в коробку остатки непроданных консервов. – Купили польское лекарство – все нормально, украинское – “скорую” пришлось вызывать, колоть уколы. Представляете? Кто должен за этим следить? У нас кругом схемы. Как там они сказали – будем рушить схематоз? Так нет, они одни схемы рушат, а другие настраивают!

– А как вам сам Гончарук в качестве премьера? – спрашиваю.

– Ну, рассказывает что-то, мямлит. Я не видела еще ни одного его хорошего выступления. Не чувствуется силы в нем, – Алла Николаевна явно невыского мнения о земляке. 

Андрей Богдан местного значения

От Киева до Городни – около трех часов езды. Не так уж далеко. Но местные жалуются: Гончарук давно не наведывался на свою малую родину.

– Пока не стал премьером, Гончарук часто звонил, приезжал. Даже сам организовывал встречи выпускников. А сейчас звонить перестал, даже на мои сообщения не отвечает… У нас одностороннее общение: Надежда Владимировна пишет, Гончарук читает и молчит, – с явной обидой говорит Надежда Болох.

Гончарука здесь очень ждали в гости на день города, в конце сентября – но он так и не приехал. Хотя его лично приглашал мэр Городни.

– Конечно, я понимаю, он не должен только нам помогать, он за всю страну должен думать, – считает директор лицея Светлана Хоменко. – Но по-хорошему после назначения нужно было приехать и показать, что он помнит Городню, и сделает все, чтобы поднять и свою малую родину, и большую.

– О чем вы бы попросили Гончарука? 

– Чтобы если не для Городни, то хоть для своей родной школы Гончарук как премьер что-то сделал.

– Например?

– Вот, смотрите, – директор школы Светлана Хоменко показывает на пятна на потолке: – У нас крыша протекает. Когда дожди, свет боимся включить, чтоб не закоротило.

– Дует в окна, сырость, в коридорах зимой дубарь, потому что у нас все двери в дырках – а чем нам их, тряпками завешивать? Крыльцо – тихий ужас, – добавляет Надежда Болох.

– Нам ДФРР (Госфонд регионального развития – Ред.) заморозил выплату 16 млн грн на ремонт, – признается Светлана Хоменко. – Мы все лето ждали этих денег. Три очереди ремонта: крыша, окна и двери, утепление. Сейчас аж 1000 грн на счету школы – из них надо платить за телефон, за интернет, за освещение. Можно на эти деньги жить? Так это еще мы – самая большая школа в Городнянском районе: у нас учится 820 детей. Но такая ситуация не только у нас.

Денег на ремонт нет не только в школе, но и у простых городнянцев. Фото: Страна

Проблем в Городне хватает, и они типичны для многих украинских глубинок.

– У нас в военном городке горячую воду отключили, – говорит Елена. Она живет по соседству с домом, где раньше проживала семья Гончаруков. – Сказали, зимовать будете без горячей воды. Потому что им невыгодно стало поставлять, люди бойлеры ставят. Гончарук же сам там жил, они с моим мужем дружили в детстве. Летом мы уже привыкли без горячей воды. Вот если бы Гончарук посодействовал, чтобы нам хоть на зиму воду включили, было бы прекрасно.

– Да он не должен ничего делать для Городни. Он должен для всей страны сделать хорошо, а Городня подтянется! – говорит мэр Городни, которого, по забавному стечению обстоятельств, зовут как главу Офиса президента – Андрей Богдан.

– А для страны он делает достаточно?

– Пока сложно сказать. Мы работаем еще на старом бюджете. Члены правления Ассоциации городов Украины уже встречались с Гончаруком, обсуждали все насущные проблемы на местах. Гончарук нас услышал. Где-то согласился, где-то нет. Был конструктивный диалог.

– Гончарук давал вам конкретные обещания?

– Обещал разобраться с тарифами на тепло, бюджетом на ремонт дорог. И решить вопрос по субвенциям на социально-экономическое развитие, которые “зависли” и мы не можем их получить. Еще с медициной непонятная ситуация – Национальная служба здоровья недоплачивает в регионы деньги. Вот эти проблемы нам надо решить.

Андрей Богдан знает Гончарука давно – еще когда он был далек от политической карьеры и работал адвокатом.

– Я доволен конечно, что наш земляк стал премьером. Потому что когда вы лично знакомы, проще донести какую-то информацию, – считает Андрей Богдан.

Гончарука он характеризует просто – “патриот”.

– И материальное обогащение, мне кажется, его не интересует. Он искренне хочет сделать как лучше. А как оно получится – дай бог.

Политический склероз

Городня – родина многих выдающихся украинцев, говорит директор историко-краеведческого музея Ольга Смаль. Она проводит мне мини-экскурсию по музею, заодно рассказывая о местных знаменитостях. Оперные певцы Лидия Кондрашевская и Михаил Павлусенко, певец и композитор Анатолий Кобзарь, “человек-оркестр” Михаил Твердый, поэт Абрам Кацнельсон – уроженцы Городни.

Отсюда родом и диссидент Левко Лукьяненко, которому в музее посвящен отдельный большой стенд. Кстати, пять лет назад Алексей Гончарук вместе с Левком Лукьяненко приезжал в Городню и выступал на 35-летии музея. В кабинете Ольги Смаль до сих пор висит фотография с того вечера.

Гончарук выступает с докладом на 35-летии историко-краеведческого музея Городни. Рядом с ним – мэр Городни Андрей Богдан, тезка главы Офиса президента. Фото: Страна

– Я бы на его месте приехала, – рассуждает Ольга Геннадиевна. – Как бы ни был занят, Городня от Киева не в 1000 км. Можно найти полдня или один день и посетить Городнянщину. Вдохновить нашу молодежь, чтобы она не уезжала. Он же и сам молодой. Самый молодой премьер в Украине! Конечно, мы этим гордимся.

Я прошу ее описать Гончарука. О прошлом Городнянщины она может говорить бесконечно, но на вопросы о сегодняшнем дне и о политике отвечает неохотно. Гончарука она описывает лишь одним словом: умный. “Ничего не могу о нем сказать, ни плохого, ни хорошего. Близко его не знала”, – отрезает Ольга Смаль.

– А сейчас вы им довольны как премьер-министром?

– Сложно сказать, довольна или нет. Еще толком ничего не сделано. Да и чтоб быть премьером, надо ж опыт хоть какой-то иметь.

– Думаете, рано?

– Ему 35. Для премьера возраст маловат.

Мы проходим дальше, в зал реконструкции. Ольга Геннадиевна продолжает свою экскурсию:

– Мы вот-вот должны сделать ремонт, даже окна закупили, видите? – Говорит она, показывая на большие оконные рамы, сложенные в кучу посреди выставочного зала. – Но пока не можем их поставить. Нужно около 500 тысяч гривен, чтобы сделать реконструкцию внутри и снаружи, привести это историческое здание 1898 года в порядок. На бумаге все есть, а по факту денег нет.

Директриса музея тяжело вздыхает, глядя на эту груду оконных рам, пылящихся на полу.

– Есть же у нас выдающиеся личности, выходцы из Городни. Хочется, чтобы они, включая нынешнего премьера, повернулись к нам лицом, – говорит Ольга Смаль. – Вот как Леонид Кучма. Он же тоже уроженец Черниговщины, он из Чайкино, и много сделал для родного края как президент в свое время. Так что Гончарук как глава правительства тоже должен не забывать о нас. Мы должны ощутить какую-то помощь. Хотелось бы, чтобы он вспомнил наш музей. И помог закончить реэкспозицию.

Директор музея Ольга Смаль показывает, как закупленные для ремонта оконные рамы валяются на полу. На их установку нет денег. Фото: Страна

Я продолжаю слушать ее рассказы о великих городнянцах и думаю о том, будет ли в краеведческом музее Городни когда-то стенд о выдающемся премьер-министре Алексее Гончаруке?

Пока сказать сложно.

Все, с кем мне удалось поговорить в Городне, утверждают: очевидно, Гончарук заболел “политическим склерозом”. Это когда политики – выходцы из глубинки, добившиеся высокой должности, о своем “неблагородном” происхождении предпочитают благородно “забыть”.

Местные эту забывчивость по отношению к родному городу Гончаруку, в основном, не одобряют.

– Если ему стыдно за Городню, пусть прямо так и скажет, а не прячется, – с обидой выпаливает женщина, с которой я знакомлюсь в ожидании маршрутки на Чернигов. – Вот только если человек стесняется своей малой родины, на самом деле он стыдится себя.

“За 100 дней начудили как за сто лет”

О своем выпускнике, который стал самым молодым премьер-министром в Украине, в лицее №2 вспоминают с понятной теплотой и гордостью. Но как только мы начинаем обсуждать не его школьные достижения, а успехи за 100 дней на посту премьер-министра, риторика резко меняется.

– Вначале, когда Гончарука только назначили премьером, у меня была эйфория. Приезжали журналисты, я восторженно говорила о Лёше… Сейчас такого запала у меня нет совершенно, – говорит Надежда Болох.

– Почему?

– Да потому что почти 100 дней – а результата ноль. Я не вижу сдвигов никаких. Вижу, что это будет топтание на месте под аккомпанемент красивых слов. Которые он в детстве умел красиво сказать на уроке, понимаете? Пустая говорильня, – отрезает Надежда Болох.

Сказав это, она закусывает губу – сомневается, стоит ли так откровенничать с журналистом о своем бывшем выпускнике, а ныне – премьер-министре Украины. Но после минутных раздумий принимает решение:

– Может и не надо вам это рассказывать… Ну да ладно. Хотите – пишите, хотите – нет. Это правда.

Мы говорим около часа и успеваем обсудить все проблемы Городни. Педсостав на удивление словоохотлив – видно, что у них накипело, и хочется с кем-то поделиться своей болью.

– Да простит меня этот “уряд технократів”, но пока я вижу только продолжение гройсмановских реформ. То же, что было… Я ожидала от Леши другого, – продолжает Надежда Болох.

Над кабинетом директора городнянского лицея №2 остановились часы. И время в Городне, кажется, тоже остановилось. Фото: Страна

Директор школы Светлана Хоменко, которая присутствует при нашем разговоре с Болох, сперва подбирает выражения осторожнее – хоть и бывший ученик, но все-таки премьер. Но в итоге признает: новым правительством она тоже разочарована.

– Мы обрадовались поначалу – премьер из нашей школы, может наконец-то удастся какие-то наболевшие проблемы решить. Надеялись, что действительно пришли новые, молодые, они что-то изменят. И здесь, в Городне, так многие думали. По крайней мере, ожидали, что коррупционеры не будут выезжать по поддельным паспортам за границу – и Гонтарева, и Луценко, и другие. Чтобы что-то делалось. Не делается? Значит, как сказал Зеленский – будем прощаться. Так прощайтесь! И что? Попрощались с кем- то?

– А кого они в Кабмин понабирали? – Надежда Болох уже не сдерживает возмущения. – Милованов, Маркарова, Аваков… А где новые люди, которых нам обещали?! И Зеленский говорит про Гончарука – пускай ошибается. Что значит пускай ошибается? А как людям жить? Чем мы должны быть довольны? Что сейчас опять тарифы будут повышаться? Что земли будут распродавать?

Надежда Владимировна распаляется все больше.

– Ставка техработника у нас в школе – 2 тысячи гривен с копейками. А у педагога, который приходит работать после института, после вычета налогов еще меньше зарплата, чем у техработника, который отвечает за хлорку в туалете. Это, по-вашему, нормально?! – Продолжает она.

– А пенсионеры? – Встревает Светлана Хоменко. По ее словам, большая часть учителей в городнянском лицее No2 – люди за 60, которым приходится преподавать, так как на одну пенсию в 2200 грн не прожить.

– Если бы пенсия была нормальная, то люди бы дома сидели, а так им жить не на что, вот и работают. А почему? Потому что пенсия от ставки, а ставки маленькие – 3000, 3800, 4300 грн. Еще и доплату за классное руководство отменить хотят. Так пусть сами отвечают за своих детей! Это сейчас такая политика.

– А медицина? – Говорит Надежда Болох? – Супрун, значит, была плохая, но мы продолжаем ее реформу. Так зачем ее вообще было менять? Никаких сдвигов – ни в медицине, ни в образовании. Сейчас закон о среднем образовании вообще непонятно какой примут.

– Уже даже света в конце тоннеля не видно, – говорит Светлана Хоменко. – Предыдущие пришли под лозунгами “Слава Украине!” – и воруем себе тихонько. Эти шли под лозунгами “сажать будем”. Так сажайте! Или это клевета? Если у вас три месяца нет доказательств на коррупционеров из прошлой власти? Или вы ждете, пока они уедут по поддельным паспортам? Я не могу понять.

– К власти шли с одними лозунгами, а пока шли, забыли. И за 100 дней начудили уже как за сто лет, – выпаливает директриса.

Надежда Болох после этой фразы тяжело вздыхает и опускает глаза – будто ей стыдно.

– Ко мне часто подходят с претензией: “А Гончарук же – твой выпускник?” Я уже голову пеплом посыпаю. Говорю: “Ой, не напоминайте!” Честно? Смотрю я на Гончарука, на все, что делается. И хочется, как страус, спрятать голову в песок.

Страна


Шановним патріотам і тим, хто бажає підтримати Україну і знати набагато більше ?!!!!

Підтримай українский проект –лайк на сторінку, ставай одним з нас, ставай поруч з нами!!! Слава Україні!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці:  Група УКРАЇНЦІ – ЄДНАЙМОСЯ! Фейсбук. Підтримай Україну! Тисни лайк та поширюй!

Приєднуйтесь до обговорення новин у Фейсбуці: POLITINFO

Автор: politinfo

Связаться с нами: contact.vse.media@gmail.com

Мої відео